Что для грека чуждо, то для тавра в самый раз

Крым. Небольшой уютный уголок мира, который легко узнать по красивым природным пейзажам и тёплому лечебному воздуху. Его история глубока, а отголоски прошлого ощутимы в любом городе полуострова. Это прекрасное место для отдыха тела и души. Но не для Ифигении и древних греков. В их понимании Таврида была тёмным, непознанным и варварским местом.


Для поклонников античной литературы самым наглядным примером отношения эллинов к Тавриде служит трагедия Еврипида «Ифигения в Тавриде». Она была написана в 414 году до н.э. и имела своего рода приквелы (произведения, в которых рассказываются предшествующие события – прим. ред.), подробно описывающие причины происходящих в трагедии событий. Согласно древнегреческому мифу, Ифигения – старшая дочь микенского царя Агамемнона и его супруги Клитемнестры. После похищения Прекрасной Елены Агамемнон собрал войско и приготовился двинуться на Трою. Но, будучи в Авлиде, микенский царь (по другой версии, его брат Менелай) чем-то прогневал богиню Артемиду, из-за чего та наслала на греков безветрие. В греческой мифологии есть несколько версий, объясняющих причину её гнева. Согласно трагедии Еврипида «Ифигения в Авлиде», Агамемнон убил лань и воскликнул, что сама Артемида не ударила бы столь метко.

Агамемнон отказывается отдать Ифигению Ахиллу. Ж.Л. Давид. 1819

Для того чтобы умилостивить богиню, Агамемнон должен был принести в жертву свою прекрасную дочь Ифигению. Он отправил жене послание, в котором сообщил, что Ахиллес якобы желает взять его дочь в жёны. По приезде Ифигении и Клитемнестры выясняется, что никакой свадьбы не намечалось – девушку должны принести в жертву богине. Но Ифигения проявила всё своё мужество и согласилась на проведение ритуала. В последний момент, когда Ахиллес занёс над ней жертвенный нож, Артемида пощадила девушку и перенесла на облаке в Тавриду, а на алтарь возложила лань.

Однако для Ифигении жизнь в Тавриде оказалась хуже самопожертвования. Девушка должна была служить в храме Артемиды и приносить в жертву богине всех чужеземцев, каких занесёт сюда море. Таков был старинный обычай местных жителей – тавров. В начале трагедии Еврипида девушка рассказывает свою краткую историю и произносит такие слова: «С той поры я меж варваров живу, где варвар сам царит Фоант». И далее, в ходе повествования, драматург не раз подчёркивал дикость и жестокость тавров.

Ифигения в Тавриде. Серов В. А. Ифигения в Тавриде

Чтобы понять причину такого отношения греков к античному Крыму следует обратиться к истории. Еврипид жил с 480 по 406 гг. до нашей эры, то есть в V веке до н.э. В истории Греции период с V по IV века до н.э. происходил расцвет культуры и полисного устройства. Недаром его назвали «классическим» – достойным подражания.

Это было время поисков нового. Тогда греки создавали новое общество с новым образом мышления. Развивались философия и медицина, основанные на изучении природы, появлялись новые направления в искусстве, архитектуре и науке. А старые сельские обычаи отмирали с ростом городов. Особенно много внимания уделялось героическому характеру человека-гражданина, создавшему мир, где он свободен и где уважается его достоинство. Искусство освободилось от жёстких рамок, которые сковывали его в эпоху архаики.

Тогда же, в V веке до нашей эры, в Северном Причерноморье побывал древнегреческий историк Геродот и описал в своих трудах земли и народы, обитающие на них, в том числе – в Тавриде. Однако немного ранее – примерно в VII веке до н.э. – на северном берегу Чёрного моря стали основываться греческие колонии, что, соответственно, утвердило здесь греческое влияние. Первыми переселенцами, сумевшими создать на территории Крыма свои колонии, были греки-ионийцы и греки-дорийцы. Именно они через некоторое время, объединив вокруг себя другие колонии, создали два государства – Боспор Киммерийский (современная Керчь) и Херсонес Таврический (окраина современного Севастополя).

 

И всё же почему греки с такой опаской относились к таврам и скифам? Причина лежит в разнице общественного строя и, конечно же, самой культуры. По тем временам тавры и знать не знали о «человеке-гражданине», поскольку у них не было своего государства или хотя бы городов. Они жили в пещерах или хижинах, а на случай нападения врага устраивали укрепленные убежища, вели скотоводческо-земледельческий образ жизни, занимались охотой, рыболовством и сбором моллюсков.

Не смотря на это достаточно мирное, по меркам того времени, существование, древние авторы часто описывали тавров как жестоких, кровожадных людей, умелых моряков, которые занимались пиратством, грабя идущие вдоль побережья суда. А пленников те приносили в жертву богине Деве, сбрасывая их в море с высокого утеса, где находился храм. По правде сказать, жертвоприношение имело место быть в истории Тавриды. Дело всё в том, что тавры, как любые другие племена и народы, не принимали чужеземцев, потому что боялись их. Ведь средств массовой коммуникации тогда не было, и люди не могли знать о других народах, их культуре и обычаях. Конечно, тавры не знали, чего ждать от пришельцев, поэтому приносили их в жертву Деве, чтобы та уберегла их народ от опасностей и защитила от недоброжелателей.

Именно по этой причине развитые греки смотрели на одичалую культуру тавров как на нечто дикое и непознанное. А поскольку к V веку до нашей эры юг Тавриды уже успел стать греческой колонией, ее упоминания стали чаще появляться в культуре эллинов. Еврипид в своей трагедии пытался показать, сколь суровы традиции «северных» народов греческих полисов в сравнении с их – эллинскими. И хотя со временем культура Греции оказала огромное влияние на духовный мир тавров, скифов и других племён, всё же взаимоотношения разных народов складывались непросто. Мирные периоды сменялись враждебными, часто разгорались войны, вот почему греческие города защищали крепкие стены.

Поэтому античный Крым был для греков чужд и далёк. Он находился севернее, а потому там бывали зимы и холодные осени, что для греческих изгнанников было настоящим испытанием и большим горем. Местные народы не имели разумной структуры общества и не строили городов, поэтому казались дикими и, в какой-то степени, духовно примитивными. А их враждебное отношение к чужеземцам и «другое язычество» создавало некоторые препятствия во взаимопонимании. И всё же, несмотря на большую разницу культур и темпов развития общества, Таврида сыграла значительную роль в греческой мифологии и истории, а также оказала влияние на ряд других ныне существующих государств: Россию, Украину, Турцию и многие другие.


Кстати!

  • Именно ложь микенского царя Агамемнона о бракосочетании Ифигении с последним из героев Древней Греции стал причиной его ссоры с Ахиллесом.
  • С др.-греч. «Ифигения» переводится как «сильного происхождения», «рождённая от силы» или «та, кто породит сильное потомство».
  • Поскольку Ифигенния «не знала брачного факела» и посвятила свою жизнь служению Артемиде, многие культурологи приходят к выводу, что Ифигения могла быть самой Артемидой или Девой. В «Илиаде» Гомера у Агамемнона не было дочери с именем Ифигения (была Ифимеда), и на момент их ссоры с Ахиллесом у микенского царя было по-прежнему три дочери. Лишь когда Ифигения выделилась в качестве героини, о её происхождении и обстоятельствах жизни стали складывать самые разнообразные легенды.

Культ таврической богини Девы

  • Таврический культ богини Девы впервые возник в Херсонесе и существовал здесь на протяжении почти всего периода античности, исчезнув только с приходом христианства. Уникальным является то, что Дева, пройдя сложную эволюцию, заняла первое место в пантеоне верховных богов, которых она легко оттеснила. Она являлась верховной покровительницей полиса. Из декретов I-II веков нашей эры следует, что существовала должность царя-эпонима имени Девы. В годы её царствования жрецы Девы от имени богини прикладывали печати к важнейшим декретам. Нужно так же отметить, что жители Херсонеса придавали большое значение так называемым «явлениям» Девы. Правда, до сих пор не известно, что они из себя представляли.
  • С началом монетной чеканки изображения богини Девы прочно утвердилось на монетах, что говорит о широком почтении её культа в Херсонесе.
  • Лань, колчан и лук были атрибутами Девы.
  • Анализ эпиграфики показывает, что в Херсонесе существовал храм богини Девы, который являлся самым главным и богатым храмом города. Около храма стоял алтарь богини. В самом храме находилась её статуя. Также в честь Девы проводился специальный праздник – Партений. Во время этого праздника херсонеситы приносили в храм сосуды с дарами богине, на которых была нацарапана монограмма Девы или её полное имя. При храме находились жрецы и храмовые рабы.


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика