Журналисты и добро

Текст: Елизавета Весна

Летучка. Получаю редакционное задание – материал о питомнике «Лапа Помощи». Это на мерцающем экране и на глянцевых страницах все тексты о волонтерах искрят добротой и радостью, как провод при коротком замыкании, а на деле журналист топает через непроходимые дебри (не знаю, это тренд такой, или нелегкая доля корреспондентов, но почему-то все выездные съемки встречают меня полосой препятствий). И, как я и предвидела, километровый квест по окрестностям района Сапун-горы в стиле «Вы вот сейчас дойдете до кривой березки, там будут еще 2 деревянных забора, от левого идете направо до дуба с дуплом», и так еще раз, много-много-много раз до получения новой подсказки.

Стоит ли говорить лишний раз, что к воротам питомника я подошла явно не в настроении Матери Терезы? Вот и я так думаю. А вот мокрые носы, со скоростью обезумевшего дятла появлявшиеся под калиткой, были мне явно рады. Продолжаю играть в буку-журналиста, сдержанно здороваюсь с хозяйкой мокрых носов, чинно подключаю микрофон, не поддаваясь на град лап, мягко колотящих по ногам. Настраиваю фокус, проверяю звук, смотрю в видоискатель камеры и в первый раз за все время по-настоящему вижу человека в кадре. «Алёна», – скромно представляется героиня, успевая почесать за ухом одного лохматого подопечного, кинуть мячик второму и приласкать третьего. И так стеснительно улыбнуться глазами журналистам.

Волонтеры бывают разными. Есть такой тип добровольцев – телевизионные. Они точно знают, что сказать на камеру, как сформулировать девиз проекта, как рассказать историю, призвать подключаться к доброму делу. Интервью с ними всегда получаются четкими, грамотными, строго выверенными по хронометражу. А есть Алена, гораздо больше и нежнее говорящая о своих питомцах и их судьбе, чем о жизненных трудностях. На вопрос: «Расскажите, как люди помогают питомнику?» она радостно щебечет о фотосессии с фруктами, о кампании «Рок в защиту животных», о добрых семьях, которые в полном составе приезжают на помощь, и только после моих долгих и упорных расспросов (журналист же я, как-никак) признается, что в прошлом месяце деньги на еду пришлось докладывать из своего кармана.

Вообще-то я горжусь своими способностями брать интервью и строить беседу, но в этом случае поняла, что я бессильна. Я не смогу рассказать о том, как Алена встает до рассвета, чтобы покормить и приласкать своих «хвостиков», потом едет на учебу в другой город, потом на работу, потом затемно возвращается в Севастополь, чтобы проведать питомцев, придумать, как собрать средства и пристроить в хорошие руки. Поэтому – просто наша молчаливая съемка, где главный голос принадлежит не журналисту, а герою. В нашем случае – героине, в прямом и переносном смысле.


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика